Новости Российского туризма

Поиск

Регистрация
Четверг, 16 сентября 2021 07:03

Главный оленевед Таймыра

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Леонид Александрович Колпащиков    Около тридцати лет назад автору этих строк довелось присутствовать на одном региональном форуме, где в режиме конференции обсуждались вопросы взаимодействия человека и природы на Таймыре. Речь шла о многих представителях животного мира нашего полуострова, в основном о редких и исчезающих видах, требующих дополнительной заботы. Говорили о белом медведе, о краснозобой казарке, о путоранском снежном баране (толстороге) и многих других уникальных животных. Мнения всех присутствующих в отношении этих редких зверей и птиц были едины, но когда речь зашла о самом распространенном, или как говорят ученые, фоновом виде – диком северном олене, то неожиданно возникла жаркая дискуссия. В те благословенные годы численность оленя на Таймыре доходила до одного миллиона особей и тревоги о его судьбе не было почти ни у кого. Напротив, олень, как основа жизни населения нашего полуострова выглядел не только надежным, но и вечным фундаментом в экосистеме региона.

    Так думали почти все участники конференции за исключением одного. Этот невысокий, подвижный и страстно увлеченный своим делом человек убедительно рассказывал, вопреки общему мнению, что несмотря на внешнее благополучие, успокаиваться нельзя. Популяцией дикого северного оленя надо постоянно заниматься целому коллективу профильных специалистов института – проводить мониторинг, регулировать добычу, следить за воспроизводством, учитывать антропогенный (человеческий) фактор и защищать от хищников. Благополучие может быть мимолетным. «Мы не должны расслабляться и забывать об олене, ибо все может измениться. Нельзя рассчитывать на саморегуляцию. Наша задача постоянно следить за состоянием популяции и при необходимости принимать меры по поддержанию стабильной численности поголовья» - говорил он.

    Звали этого человека Леонид Александрович Колпащиков. Он тогда работал в НИИ сельского хозяйства Крайнего севера (НИИСХ) и, как оказалось, предвидел за много лет тот процесс, который вызывает сейчас тревогу всего мира – невероятное по темпам снижение численности оленя на Таймыре. Тревога – это мягко сказано. Сегодня есть угроза всей таймырской популяции этого животного. И этот факт Колпащиков предсказал еще тридцать лет назад! Такая удивительная прозорливость ученого не случайна. Тогда, в начале 90-х годов прошлого века, Леонид Александрович уже более 20 лет занимался изучением дикого северного оленя, защитил кандидатскую диссертацию и был в числе тех немногих специалистов, кто знал тему не понаслышке, а на практике. Он и сейчас не пропускает ни одного полевого сезона, а их у него уже более 50-ти! В те годы, при росте численности оленя, было необходимо определить оленеёмкость пастбищ в ареале таймырской популяции, чем и занялся тогда Колпащиков с коллективом геоботаников и зоологов, выясняя какую предельную численность поголовья могут прокормить угодья. Его скепсис, на фоне не предвещающих угрозы отчетов был вполне обоснован – кормовая база Таймыра была велика, но не бескорнечна. И сомнения его были высказаны не только в ограничении кормового ресурса животных, но и в целом комплексе других причин.

    «В те страшные годы прямо на глазах разрушалась создаваемая десятилетиями советская система управления популяцией дикого северного оленя» – вспоминал Леонид Александрович. – «Лихие 90-е уничтожили многие промысловые точки. Они располагались на пути миграции оленьих стад и работали в соответствие с научными принципами. Промысловики точно знали сколько и какого зверя можно добыть, чтобы не нанести общему поголовью никакого вреда. Учитывалась доля самцов в стаде, самок и молодняка. Этот регламент в эпоху рухнувшей экономики быстро забыли, а на смену плановому промыслу пришли неконтролируемые браконьерские бригады, готовые убивать неприкосновенных когда-то самцов исключительно ради лечебных рогов (пантов) и деликатесного языка, а трупы животных в огромном количестве бросать на пропитание хищникам. С одной стороны, развал промысловой системы на Таймыре позволил вырасти дикому северному оленю до миллионного поголовья, с другой стороны, браконьерская добыча росла очень быстро и совершенно бесконтрольно. Хуже всего, что влиять на этот процесс в те годы было практически невозможно. Кроме того, советские промысловики постоянно регулировали численность хищников, главных врагов оленей – волков. Их отстреливали до 800 штук за год! Эта работа тоже прекратилась в 90-х, и расплодившийся хищник стал серьезно уменьшать рогатое поголовье» – даже сейчас воспоминания вызывают сильные эмоции у Леонида Александровича… К сожалению, тогда, в начале 90-х, молодого учёного почти никто не слышал…

    Сегодня, по прошествии многих лет, герой нашего рассказа уже отметил 50-ти летний юбилей своей научной деятельности и готовится к празднованию своего 75-летия, которое состоится в сентябре. Леонид Александрович – доктор биологических наук, член-корреспондент РАЕН, Лауреат премии Совета Министров СССР, начальник научного отдела ФГБУ «Заповедники Таймыра» и, говоря коротко, просто хороший человек. Коротко, потому что все регалии ученого вряд ли поместятся даже на двух страницах стандартного текста. Он мало говорит о себе, зато без устали рассказывает о своих учителях, коллегах и единомышленниках, среди которых, как на подбор сплошные корифеи науки и легендарные специалисты в области биологии, географии Заполярья: «Мой руководитель

– Борис Михайлович Павлов, учителя – Анатолий Дмитриевич Мухачёв, Григорий Дмитриевич Якушкин, Владимир Александрович Куксов и лауреат Сталинской премии, геоботаник, профессор Владимир Николаевич Андреев. Это благодаря ему мы разработали методику определения оленьих пастбищ, а значит - научились прогнозировать предельную численность популяции. В те годы она составила 820-850 тысяч голов». Колпащиков увлекается, говоря о коллегах, поэтому может сложиться впечатление, что его заслуги в развитии науки скромны. Но это не так. Впрочем – обо всем по порядку.

    Мог ли послевоенный вятский мальчишка из глубинки мечтать о научной карьере? Мог и мечтал! Природная тяга к знаниям и невероятная работоспособность вела его по научным дорогам, не все из которых были легки и удобны. Леонид Александрович приехал в Норильск в 1970 году как биолог-охотовед после окончания Кировского сельскохозяйственного института. В научно-исследовательском институте сельского хозяйства Крайнего Севера (НИИСХ) молодой специалист прошел путь от старшего лаборанта до заведующего отделом биологических ресурсов. А с 2013 года стал руководить научным отделом ФГБУ «Заповедники Таймыра». Особо значительный вклад Леонид Колпащиков внес в изучение крупнейшей в Евразии таймырской популяции диких северных оленей. Сотни тысяч километров пролетел Леонид Александрович над Арктикой на воздушных судах, занимаясь мониторингом оленьих популяций, тысячи километров исходил по тундре пешком. Имя ученого широко известно и за рубежом. Он участвовал в международных съездах и симпозиумах по охране окружающей среды в Дании, Германии, Гренландии, Финляндии, Норвегии, Швеции, Англии, США, Канаде и Китае.

    Научная дорога Колпащикова была богата на различные интересные события и значимые проекты. Например, в начале 70-х ему посчастливилось принять участие в уникальном международном проекте возрождения популяции овцебыков на Таймыре. Это был научный прорыв мирового уровня, и Леонид Александрович стал одной из его ключевых фигур. Овцебык, или мускусный бык (лат. Ovibos moschatus) — единственный современный представитель рода овцебыков (Ovibos) семейства полорогих. Этот современник мамонта водился на территории России и, в частности, на Таймыре - всего-то около 2800 лет назад. В Евразии этот удивительный зверь вымер, но на Американском континенте и в Гренландии овцебыки чудом сохранились. Ещё в начале ХХ века и появилась идея возродить популяцию в Евразии, однако до поры эти фантазии считались несбыточными.

    Все изменилось, когда в СССР, и даже в Норильск приехал Пьер Эллиот Трюдо – премьер-министр Канады. В 1971 году такой визит был сенсацией – высшее должностное лицо капстраны в закрытом, самом северном и секретном советском городе! В числе прочих сенсационных событий, визит иностранной делегации закончился подарком. Канадцы передали нашим ученым 30 особей овцебыков для реинтродукции. Началась масштабная и архисложная работа по созданию заново природной популяции уникального животного на Таймыре. О том, какие трудности стояли на пути ученых в этом процессе написаны книги. Вернуть реликтовый вид на Таймыр и создать заново устойчивую популяцию казалось фантастическим и даже авантюрным делом. Десять долгих лет почти никто не верил в успех, однако в самые трудные времена, когда опускались руки даже у отчаянных оптимистов, были ученые, которые фанатично работали на результат и Леонид Колпащиков был среди них. На нехоженых просторах Таймыра, возле одноименного озера у реки Бикады с невероятными трудностями был построен биостационар, где ученые-энтузиасты много лет и зимой и летом поддерживали животных, надеясь на прирост поголовья. Шли годы, но все усилия были тщетны, однако упорство и труд принесли свои результаты! Наши ученые тогда совершили гражданский подвиг. Многие из них потратили на этот процесс значительную часть своей жизни. Леонид Александрович вместе с коллегами уже с начала 80-х праздновал первый прирост поголовья овцебыков. Эта весть тогда стала сенсацией и облетела весь мир, а сегодня общая численность этого вида на Таймыре составляет более пяти тысяч особей! Животные теперь стали привычны для территории, также как и много тысяч лет назад.

Леонид Александрович Колпащиков    Однако, главное дело Леонида Колпащикова – изучение диких северных оленей, и не только на Таймыре. Знания и опыт ученого находят применение и в других арктических областях. Он разработал уникальные программы для Якутии, Чукотки… Много публиковался. Более 250 научных публикаций – это не только теоретические умозаключения, это практический вклад в науку, подтвержденный конкретными делами и результатами. Не случайно именно его пригласили экспертом от России международной рабочей группе по северному оленю CircumArctic Rangifer Monitoring and Assessment Network (CARMA).

    Почему же в настоящее время именно Леонид Александрович стал ключевой фигурой научного сообщества в изучении диких северных оленей российской Арктики. А потому что время расставляет все по своим местам, и те предостережения о грядущих проблемах сохранения таймырской популяции, о которых он заявлял еще в начале 90-х, оказались пророческими. Так все и произошло через десяток лет. Дикое и варварское истребление животных в начале ХХI века довело популяцию до тревожной численности. Сегодня наши ученые не могут поручиться даже за 400 тысяч голов, наблюдая из года в год редеющие стада и призывая профильные организации навести порядок. А как это сделать – Леонид Александрович писал и говорил уже не раз.

    Однако оппоненты были и остаются… В этом случае показателен один пример. В 2003 году коллеги из центрального аппарата выразили сомнение в достоверности численности оленей на Таймыре. Привыкший отвечать за свои данные, Колпащиков отреагировал незамедлительно и в авиаучете текущего сезона неопровержимо доказал свою правоту, а в 2009 году, еще раз подтвердил достоверность данных и представил коллегам тенденцию сокращения численности. И так во всем – наука любит факты. Кстати, всего Леонид Александрович организовал и провел на Таймыре и в Эвенкии восемь полноценных авиаучетов оленя в качестве руководителя, а принял участие как специалист в нескольких десятках таких работ по всей Арктике.

     Сам он считает самыми сложными в своей полевой работе именно эвенкийские экспедиции. Нередко они проходили зимой. В течение многих полевых сезонов группе приходилось жить в палатках, автономно. Представим только: февраль, март, апрель в эвенкийском лесу. Это период устойчивых морозов, часто до -30-40С. Группа молодых ученых живет в палатках без постоянной связи с внешним миром, совершая вылеты на легком самолете, считая оленей, постоянно собирая и анализируя полученный биоматериал. Бытовые трудности, морозы и ветры воспринимаются как должное. Интересно, что именно такие экспедиции, на грани возможного, как правило оказывались самыми результативными. При этом важно, что зарплаты в этот период почти не платили. Время лихих 90-х не оставляло никаких стимулов для научной работы. А она велась вопреки всему. Это ли не еще один гражданский подвиг! Кстати, докторская диссертация Колпащикова родилась именно в этих полевых работах. Он защитил ее в 2000 году, отметив приход нового тысячелетия.

    Леонид Александрович был научным консультантом нескольких фильмов, посвященных охране природы Таймыра, снятых известными отечественными и зарубежными режиссерами. Принимал активное участие в проектировании крупнейших особо охраняемых природных территорий на Таймыре – заповедников «Путоранский» и «Большой Арктический», заказников «Пуринский» и «Горбита», территории традиционного природопользования «Попигай». Это тот самый случай, когда наука и практика идут рука об руку, достигая значимых результатов. Дело в том, что создание зон с особыми условиями использования территории – дело хлопотное и научная основа в этом процессе играет решающую роль. Нужна бесспорная доказательная база необходимости выделения природных территорий под заповедание. Надо ли говорить, что опыт и знания Леонида Александровича в этом процессе оказались не просто востребованы, но и зачастую просто бесценны!

    Колпащиков сегодня максимально популярен и востребован. Он владеет опытом проведения экологических экспертиз, разработки программ мониторинга в зоне воздействия промышленных объектов на севере Средней Сибири. В 2011 году Леониду Александровичу присвоено почетное звание «Заслуженный работник Таймыра». Среди многочисленных наград ученого – медаль «За профессиональное мастерство» администрации Норильска, а также юбилейный почетный знак Красноярского края «За многолетний добросовестный труд, высокий профессионализм, значительный вклад в области науки Красноярского края».

    Отчасти востребованность Ученого объясняется еще и тем, что, когда в период политических потрясений на стыке веков была разрушена система преемственности поколений, создаваемая ранее десятилетиями благополучной жизни, он остался практически единственным специалистом на Таймыре в области изучения северного оленя. Тогда во всех сферах жизни, а в науке особенно, маститые специалисты не могли передавать свои знания, потому что было некому. Молодёжь активно осваивала модные специальности менеджеров, психологов и юристов, а наука перешла в разряд не самых популярных занятий. Не все молодые специалисты у кого Леонид Александрович был учителем прижились в теме изучения и охраны природных популяций северных оленей. Однако есть немало последователей, которые продолжат славный путь своего наставника.

    Колпащиков постоянно работает! Главная черта Леонида Александровича – непоседливость. Мало кто из ученых его поколения каждый полевой сезон работает в Заполярье по нескольку месяцев. А он такой! Не кабинетный человек, настоящий практик. Его самого впору в Красную книгу российской науки… Даже сейчас, в эти сложные дни, когда весь мир переживает пандемию коронавируса, а наши сотрудники работают в режиме самоизоляции, Леонид Александрович напряженно трудится над очередной научной проблемой. Как всегда, без устали!

    За разработку “Научные и практические основы создания промыслового оленеводства” он удостоен звания лауреата премии Совета Министров СССР. В 2009–2010 годах он являлся координатором международного проекта ПРООН/ГЭФ “Сохранение биоразнообразия на Таймыре”.

    Просто перечислим награды юбиляра: награжден Почетной грамотой Сибирского отделения РАСХН (1999, 2002, 2006, 2009), Почетной грамотой Городского Совета Норильска (2000, 2002, 2006, 2007, 2011, 2012), Почетной грамотой Министерства сельского хозяйства Российской Федерации (2003), Почетными грамотами губернатора Таймырского автономного округа (2006), Красноярского края (2012). В 2005 году решением Оргкомитета Всероссийской Конференции «Новая государственная экологическая политика в реальном секторе экономики» награжден почетной медалью «За достижения по охране окружающей среды», в 2006 г. в честь своего 60-летия Администрацией Норильска награжден медалью «За профессиональное мастерство», в 2010 г. дипломом Совета Московского городского общества охотников и рыболовов за заслуги в развитии охотничьего хозяйства с вручением медали святого великомученика Георгия Победоносца и Благодарственным письмом оргкомитета Международного полярного года за вклад в осуществление Российской программы исследований.

    В 2015 г. Л.А. Колпащиков награжден юбилейным почетным знаком Красноярского края за многолетний добросовестный труд, высокий профессионализм, значительный вклад в области науки Красноярского края и в связи с празднованием 80-летия со дня образования Красноярского края. В 2021 году награжден медалью имени А.А. Силантьева и дипломом «За вклад в развитие охотоведения».

    Сегодня доктор наук и член-корр. РАЕН Колпащиков полон планов и энергии. Он деловит и бодр, зимой посещает спортзал, бегает на лыжах, летом обязательно в поле – работает и мечтает заниматься изучением оленя столько, сколько сможет. «Там еще столько всего интересного…», - говорит он, - «Да и популяцию надо спасать!». Кроме того, публикаций мэтра с нетерпением ждут все профильные научные журналы мира, включая самые престижные…

Так держать, Леонид Александрович!

ФГБУ "Заповедники Таймыра"

Прочитано 38 раз

Добавить комментарий


Последние комментарии

Популярные фотографии